22:25 

Пять портретов отца Даниила Сысоева

Ученик с последней парты
Ортокопипастер
Три года назад, в ночь с 19 на 20 ноября в храме святого Апостола Фомы был убит его настоятель — священник Даниил Сысоев. Накануне очередного дня памяти известного московского миссионера корреспондент портала «Православие и мир» попросил близких людей, друзей и соратников отца Даниила поделиться своими воспоминаниями.

Сегодня всем хорошо известно, что отец Даниил был миссионером и ярким полемистом, но те, кому он был знаком только по книгам и видеозаписям лекций, трудно представить себе, каким человеком он был в жизни. А некоторые случаи из его жизни не менее назидательны, чем проповедь на словах.
Когда мы вспоминаем об ушедших, на передний план выходят какие-то конкретные их черты, качества, самые яркие и характерные. По мнению всех, с кем нам удалось побеседовать, главными чертами отца Даниила были:

Вера

Александр Люлька, ректор Школы Православного Миссионера:«Главным для отца Даниила было четкое исповедание православной веры. Он его не сдерживал ни какими-то конъюнктурными соображениями, ни какими-то политическими взглядами. Я считаю, что этот опыт самый важный для всех людей, которые общались с отцом Даниилом — они видели, что он по вере живет.
Это человек, который ходил перед Богом. Полное ощущение присутствия Божия в общении с ним совершенно удивительно. Его горячая вера зрима и очевидна, особенно в тех записях, где отец Даниил разговаривает с детьми».


Искренность и прямота

Протоиерей Дионисий Поздняев, настоятель православного храма свв. Апостолов Петра и Павла в Гонконге: «Я бы сказал, что отец Даниил был человеком очень прямым, очень честным, бесстрашным. Любовь к Богу ему давала эту силу. Он не любил компромиссов и не смотрел на лица в этом смысле. Это, конечно, многих подкупало. Других людей он, конечно, уважал, но их заблуждения совершенно не уважал».

Ольга Гуманова, публицист: «У отца Даниила был очень широкий круг общения, в него входили люди с самым разным образом жизни, с самыми разными религиозными и философскими взглядами. И батюшка обладал редким даром сказать каждому, чем является его жизнь и его образ мысли с православной точки зрения, но при этом не обидеть человека.
Например, если перед ним была молодая пара, живущая вместе вне брака, он не делал вид, как будто „неканоничной“ интимной стороны их жизни не существует. Он прямо говорил, что это грех и надо пытаться этот грех преодолеть, но его речь не звучала ханжески, на него не обижались».
«Отец Даниил не боялся использовать в разговоре такие „интолерантные слова“, как „ад“, „Страшный Суд“, „ересь“. И, надо признаться, это работало — ему удавалось таким экстремальным образом вызвать сердечный отклик у тех людей, которых не трогали слова более политкорректных проповедников».


Интерес к новым знаниям

Протоиерей Дионисий Поздняев, настоятель православного храма свв. Апостолов Петра и Павла в Гонконге: «Многим современным миссионерам к тому, что они говорят, не хватает академического уровня. Безусловно, не все взгляды отца Даниила были четко и до конца сформулированы, но у него это никогда не было поверхностно.
Сейчас я вижу опасность для современного миссионерства в том, что оно примитивизируется. Очень часто это превращается в набор простых и примитивных лозунгов, с помощью которых пытаются привлечь людей к тому, что на самом деле значительно глубже. Я думаю, что не нужно бояться сложности богословской, сложности философской».

Ольга Гуманова, публицист: «В день нашей свадьбы после венчания в церкви мы поехали большим кортежем вместе со всеми гостями в Сергиев Посад, чтобы поклониться преподобному Сергию. Угадайте, куда пошел отец Даниил в то время, когда все гости после посещения Троицкого собора фотографировались на фоне лавры и ели пирожки? Он пошел в библиотеку Московской Духовной академии — сдать одни книги и взять другие».


Любовь к людям и гостеприимство

Юлия Сысоева, вдова священника Даниила Сысоева: «Насколько я знаю батюшку, воинствующее православие ему не было присуще. Воинствующие православные всегда к батюшке тянулись, потому что он был прямой, прямолинейный и говорил всегда правду в лицо. Такие люди пытались найти в нем опору и единомышленника. Они думали, что отец Даниил тоже готов на баррикады идти, но это неправильно мнение, на мой взгляд.
Баррикадами, на самом деле, не приведешь людей ни к православию, ни к Богу, и Христос так не делал. Христос был кроткий, смиренный, а эти люди кротостью не обладают. Когда по телевизору показывают акции, пикеты, то видно, какие агрессивные лица, какая агрессия идет, ненависть к оппонентам. У отца Даниила ненависти и агрессии к оппонентам никогда не было. Он ненавидел грехи и заблуждения, но любил людей.
Здесь очень часто извращаются понятия, люди свою ненависть к неправде обрушивают на людей. Казалось бы, панк-феминистки совершили отвратительный поступок, но ненавидеть этих девчонок — неправильно по многим причинам. Здесь уже происходит дьявольское смешение».

Ольга Гуманова, публицист: «Мы часто бывали у отца Даниила в гостях, там всегда собиралось много народа: прихожане его храма, друзья, знакомые. Я никогда не собиралась к нему в гости с такими мыслями: „Вот, мы сейчас приедем к очень духовному батюшке, будем слушать его со смирением, ловить каждое слово и назидаться“.
Мы приходили к нему просто как к другу, общаться и веселиться, но на самом деле каждый раз получали там для себя именно духовную пользу. Отец Даниил вот так просто, в ходе дружеского чаепития или пивопития, разрешал давние богословские и вероучительные сомнения, давал советы, как лучше бороться с той или иной греховной страстью. Ему удавалось легко и весело говорить о вещах очень серьезных.
Отец Даниил был не только очень гостеприимным, но и легким на подъем. Они буквально прилетал везде, куда его звали, будь то инфекционная больница или веселые посиделки в кафе. Даже сломав ногу и будучи в гипсе, батюшка не утратил своей мобильности — всюду успевал даже на костылях. Сейчас, после его кончины, очень не хватает в Москве такого мобильного и общительного священника, который успевал бы всех посетить, со всеми поговорить».


Смирение и простота

Александр Люлька, ректор Школы Православного Миссионера: «С отцом Даниилом мы много раз спорили по богословским и каким угодно вопросам. Один раз мы чуть не поругались. Реально назревала ссора, по крайней мере, с моей стороны. Я был уверен, что прав, и, можно так сказать, на него „наехал“.
Был момент, когда отец Даниил, священник, сказал: „Прости меня, ради Христа“ и коснулся головой земли. Передо мной он сделал земной поклон. Эта ситуация говорит о нем очень много. Я не могу себе представить других людей, которые бы так поступили. А для отца Даниила это было совершенно органично, просто для примирения. Он совершенно не думал о себе как о какой-то величине. Если бывают примеры христианского смирения, то это как раз оно.
Отец Даниил никогда не пытался давить на собеседников своим авторитетом: я священник, я кандидат богословия, и это значит, что я априори прав и все должны меня слушать. Он спорил аргументированно, и если ему логически доказывали его неправоту, он всегда готов был изменить свою точку зрения».

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Православная @община

главная